Дамет~
Автор: justbe (AfraidOfWords)
Фендом: Naruto
Название: "Багровый портрет"
Глава: 2
Бета: Tamina
Дисклеймер: Masashi Kishimoto
Рейтинг: R общий, планируется NC
Пейринг: Сасори/Дейдара, Сандайме/Сасори(намеки)
Жанр: мистика, ангст, десфик
Размещение: с моего разрешения
Статус: в процессе
Размер: миди(наверное, еще не решил)
Саммари: порой человек, больной шизофренией, перестает различать реальный мир и выдуманный, поэтому вымышленные образы порой плавно переходят в действительность, не давая понять, что есть что.
От автора: музыкальный фон - Gregorian - Dark Angel
Варнинг(предупреждение): AU, OOC, слэш

На протяжении последних лет своей жизни я не переставал думать над одним вопросом: правда ли, что все гениальные люди – сумасшедшие? Конечно, тебе такая тема для рассуждений может показаться глупой, мой друг, но этот вопрос действительно волновал меня больше всего. Вообще, скоро ты привыкнешь к такого рода отступлениям, потому что этими мыслями будет испещрен весь мой рассказ. Спросишь, для чего? Я просто хочу показать тебе всю многогранность личности моего бывшего ученика: его ни в коем случае нельзя равнять с другими людьми, потому что он очень необычен и загадочен.

- Скажите, Дейдара, для чего вам эта картина? – после нескольких минут молчания тихо произнес художник, внимательно всматриваясь в голубые глаза собеседника.
- Мне хочется иметь предмет искусства, который будет равняться настоящему шедевру, - спокойно ответил молодой человек, неотрывно глядя в карие глаза Акасуны.
«Шедевр? О каком шедевре он может говорить, даже не зная моих картин?»
- Вы были учеником человека, который мог с закрытыми глазами создать то, что через пару недель сравнивали бы с работами самого Микеланджело. – С уверенностью проговорил блондин и, понизив голос, тихо добавил. - Я приношу свои соболезнования, ведь в прошлом месяце прошли похороны?
- Да, в прошлом месяце, так и есть. – Отрезал Сасори, поджав губы: его снова начинало одолевать чувство, что сзади стоит его учитель и сверлит взглядом спину, как было несколько лет назад.
- Прошу прощения, если навеял неприятные воспоминания, господин Акасуна. Если вы еще не оправились от шока, то…
- Я принимаю ваш заказ, - художник поднял голову, глядя на удивленного клиента. – Но с одним условием.
- С каким же, позвольте? – с любопытством поинтересовался Дейдара.
- Я должен узнать вас ближе, прежде чем этот портрет будет создан. Иначе я не поверю, что эта картина достойна называться шедевром.
Тсукури не сдержал легкой улыбки, после чего произнес:
- Я знал, что не ошибся, господин Акасуна. Сколько времени вам понадобится на общение со мной?
Красноволосый парень по привычке провел подушечкой пальца по губам, глядя в потолок, и отрешенно произнес:
- Думаю, недели три будет достаточно.
- Что ж, я принимаю ваше условие, - молодой человек с уважением склонил голову. – А что насчет оплаты? Сколько бы вы хотели получить?
- Сейчас я ничего не могу вам сказать по этому поводу, - протянул Сасори и, помолчав, спросил. – Могу я попросить еще кое о чем?
- Я вас слушаю, господин Акасуна, - блондин улыбнулся, ожидая просьбы.
- Мне неудобно обращаться на «вы», - художник замялся, - если это не слишком неудобно…
- Как скажешь, - Тсукури добродушно улыбнулся. – Мы ведь примерно одного возраста?
- Тебе двадцать четыре года, - ответил Сасори и тихо рассмеялся, увидев смятение на лице парня. – А мне тридцать. Да, мы почти одного возраста.
- Что? Тридцать? – удивлению Тсукури, казалось, не было предела. – Но по тебе ведь не скажешь, что тридцать! Что ты принимаешь? Делаешь какие-то инъекции? Ботекс?
- Нет, ничего такого, просто свойство организма, - красноволосый улыбнулся. – Не знаю, как объяснить.
- Скажи, а в мастерской всегда так темно? – неожиданно спросил Дейдара, уже стоя на пороге комнаты и с интересом разглядывая рабочее место Сасори.
- Да, я не люблю, когда все помещение заливает свет, мое внимание теряется, - ответил художник, стоя за спиной блондина.
- Вот оно что, - протянул Дейдара и повернулся, вздрогнув: Акасуна кончиками пальцев коснулся щеки блондина, закрыв глаза.
- Что ты делаешь? – Тсукури был сбит с толку странным поведением парня.
- Очень нежная и гладкая кожа. Я постараюсь передать это через картину. И от тебя пахнет чем-то вкусным, целый букет ароматов, - со знанием дела произнес художник, подавшись вперед и вдохнув запах кожи блондина, коснувшись кончиком носа его шеи. – Полевые травы. Особенно хорошо чувствуется ромашка и шалфей. Еще чувствуется сладкий аромат из кофейни, которую недавно построили напротив музея национальной культуры. И еще что-то. Духи. Хотя скорее туалетная вода. Довольно стойкий запах, которым пропитаны большинство дамочек, обожающих посещать разнообразные выставки, не понимая при этом в искусстве ровным счетом ничего.
- Удивительно, - выдохнул Тсукури, с восхищением глядя на Сасори, улыбающегося одной из нескольких своих улыбок, выражающих смущение и робость.
- В этом нет ничего сложного. Главное – сосредоточиться и уловить всю гамму запахов. Ну, конечно, нужно отличать их от друг друга, что тоже немаловажно, - пояснил Акасуна уже в конец растерявшемуся блондину. – Ты еще на земле или где-то над ней?
Красноволосый звонко рассмеялся, заставив Дейдару невольно улыбнуться.
- Все же ты необычный художник, я знал это с самого начала и все еще верю в это, - качнул головой блондин, мимолетным движением поправив прядь волос, что не укрылось от внимательного взгляда Акасуны.
- У тебя очень красивые волосы. Я буду писать портрет, только если ты их распустишь. – Словно между делом произнес Сасори, а потом добавил. – И да, я сейчас я понял, меня нельзя назвать гостеприимным хозяином. Мой гость уже несколько минут стоит в коридоре в верхней одежде. Чем я могу загладить свою вину?
- Повесь, - Тсукури с улыбкой протянул ему свое пальто. – И покажи свою мастерскую. Тогда, может быть, я и прощу тебе такую грубую бестактность.
- Слушаюсь и повинуюсь, - усмехнулся Сасори, приняв верхнюю одежду блондина. – Говорят, мастерская художника может многое рассказать о нем. Мне интересно, что она скажет тебе обо мне.

На этом я, пожалуй, ненадолго прервусь. Ты заметил, как мой ученик поймал свою жертву в невидимые паучьи сети? Нет? Ты должен был заметить. Очарование, харизма, неожиданные действия, поведение, лживое смущение… Ты до сих пор думаешь, что художник вот так запросто отпустит свою жертву после написания портрета? Если так, то ты ошибаешься, потому что именно этот Художник произведет на тебя неизгладимое впечатление, именно он потрясет тебя своим раздвоением личности, как никто другой. Спросишь, почему? Потому что этот Художник – сугубо мое творение, ядовитый и опасный цветок, который я вырастил на засушливой почве сомнений и постоянного страха в окружении лживой любви и надменного презрения.

@темы: работы justbe